ВИЧ-диссидентку судят из-за смерти дочери

Фото: Shutterstock/FOTODOM

Женщина, отрицающая существование ВИЧ-инфекции, пойдет под суд из-за смерти трехлетней дочери, которую она не обследовала и не лечила. Проблема в том, что в нашей стране, несмотря на грандиозную эпидемию ВИЧ, есть огромное количество людей, считающих вирус выдумкой и отказывающихся лечиться и лечить своих детей.

Прокуратура Центрального округа г. Тюмени утвердила обвинительное заключение по уголовному делу в отношении 34-летней жительницы г. Тюмени. Она обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности).

Как следует из материалов уголовного дела, ВИЧ-инфицированная жительница Тюмени в июне 2014 года родила дочь. Женщина отказалась от обследования малышки на опасную инфекцию. Не лечилась сама и категорически отказывалась от лечения дочки, полагая, что ВИЧ-инфекция не существует. Кормила ребенка грудью, увеличивая шанс заражения. В апреле 2017 года девочка умерла от ВИЧ-инфекции 4В стадии. 

Максимальное наказание, которое грозит теперь нерадивой матери — два года тюрьмы.

Жительница Тюмени считала, что дочь ее стала жертвой неправильно сделанной прививки от гепатита, а потому у нее развились побочные заболевания. К этой истории было привлечено внимание журналистов после того, как мать тогда еще живой девочки в марте 2016 года написала пост в соцсетях с просьбой о помощи:

«Дочка находится в критическом состоянии. Она физически и психически не развивается, не сидит, не ходит и имеет с десяток болячек, в том числе кардит, кандидоз, поражение легких, вирус Эпштейна-Барра. Бегали по куче врачей, лечились у гомеопата, невролога, остеопата, но состояние было то хуже, то чуть лучше», — написала она в одной из групп ВИЧ-диссидентов.

Долгое время ребенок жил без поставленного диагноза, мама не давала разрешения на тестирование. Но врачи все же настояли, и вирус подтвердился. «Я сделала тест ребенку, чтоб они отвязались, но у нее состояние критическое… Что мне делать, чтобы ее не угробить? Лечить всем, что дают? Терапию я никогда не принимала и дитю не давала. Были курсы антибиотиков и кучи лекарств, но не против ВИЧ. Что делать?» — спрашивала женщина. При этом автор поста не стала указывать на то обстоятельство, что ей самой еще до рождения ребенка поставили диагноз ВИЧ-инфекция.

Несмотря на то, что журналисты многократно обратили внимание на создавшуюся ситуацию, девочке не успели помочь, и она скончалась. Между тем, как пишут тюменские журналисты, у матери умершей девочки есть и другие дети, однако о том, инфицированы ли они ВИЧ или нет, не сообщается.

Кто такие ВИЧ-диссиденты?

В социальной сети «ВКонтакте» существует несколько групп, посвященных так называемому ВИЧ-диссидентству. В некоторых из них состоит более десяти тысяч людей. Участники подобных сообществ, судя по их постам, уверены в том, что от врачей, которые лечат СПИД, больше вреда, чем пользы. «Товарищи, наша деятельность терпит крах. Нас всего 16 тысяч, и мы только можем кидать посты во ВКонтакте, а верящих в ВИЧ — миллионы. И они реально убивают людей. Что мы можем предпринять? Давайте хоть петиции организовывать и чиновников долбить», — делится один из участников группы.

О движении ВИЧ-диссидентов в России рассказал старший научный сотрудник НИУ ВШЭ в Петербурге, кандидат социологических наук Петр Мейлахс:

«ВИЧ-диссидентство — действительно известное в мире явление, однако в России оно практически не исследовано. Да и на Западе изучали в основном лидеров движения, поэтому мне были интересны такие феномены. Кроме того, появились запросы благотворительных фондов на такой анализ».

Петр Мейлахс нашел движение российских ВИЧ-диссидентов в соцсетях и занялся их изучением:

«Я девять месяцев занимался сетевой этнографией самой большой диссидентской группы во «ВКонтакте». На тот момент там насчитывалось 15 тысяч пользователей. Просто по нескольку часов сидел в группе, читал, наблюдал. Затем делал личные интервью с 25 диссидентами. Кто-то из них разочаровался в своих убеждениях, кто-то до сих пор верит. Главная причина ВИЧ-диссидентства — это неплохое состояние собственного здоровья. Люди думают, что если они себя хорошо чувствуют — значит, ничем не болеют. И еще это психологическая защита. Очень многие, когда им ставят диагноз, находятся в растерянности, в отчаянии. Им не с кем поговорить, и отрицание — самый простой выход.

Принято почему-то считать, что диссиденты — это какие-то маргиналы или фрики. В большинстве случаев это не так. Многие — с хорошим образованием, представители среднего класса. Неграмотные люди без лишних разговоров отправляются выполнять указания врачей. А те, кто думает, шерстят интернет, пытаются разобраться. Я анализировал их посты в социальных сетях — они задаются вполне разумными вопросами.

Многие пересматривают взгляды, когда понимают, что со здоровьем что-то не так. Они идут в СПИД-центр и получают терапию. А в сообществе им советуют попить какие-то травки. Так некоторые и умирают. На моих глазах развивался случай, когда девушка на каком-то этапе своей болезни отказалась от препаратов. Говорила, что устала от многочисленных таблеток и побочных реакций. Какое-то время она действительно жила нормально. А потом — раз, и на нее навалились все болезни разом. Когда проверилась, было всего 200 лейкоцитов, то есть иммунных клеток. Это нижняя граница, за которой начинается состояние СПИДа. Из этой ситуации она так и не смогла выйти, умерла. К сожалению, многие сначала не понимают, что происходит с их организмом. А когда фиксируют — становится поздно».

Имеются у ВИЧ-диссидентов и сторонники среди медиков. Например, врач из подмосковного Одинцово Ольга Ковех не раз оставляла в социальных сетях комментарии и посты, отрицающие СПИД, а также писала о вреде прививок от ряда инфекционных болезней.

По словам медицинского директора фонда «СПИД-центр» Елены Орловой-Морозовой, деятельность ВИЧ-диссидентов в России начинает принимать угрожающие масштабы и с ней необходимо бороться.

«Надо разъяснять, что такое СПИД, как он передается и каким образом можно серьезно продлить жизнь больному ВИЧ, пока его болезнь не достигла стадии СПИДа», — сказала Елена Орлова-Морозова.

Что делать с ВИЧ-диссидентами, у которых есть дети?

Напомним, что еще в декабре прошлого года в резолюции Совета по попечительству в социальной сфере при правительстве было внесено предложение по изменению законодательства в части ответственности за пропаганду отказа от лечения ВИЧ-инфекции. Кроме этого, предлагалось разрешить принудительное лечение от этой инфекции детей без согласия их родителей.

Зампредседателя Федеральной палаты адвокатов, член Совета по попечительству Константин Добрынин заявил, что интернет-ресурсы, в том числе группы в соцсетях, где ВИЧ-диссиденты вербуют сторонников, надо закрывать силами Роскомнадзора, а за публичную пропаганду — штрафовать. Для блокировки таких сайтов, по его словам, нужно ввести в закон «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)» 1995 года запрет на распространение призывов к отказу от тестирования и лечения. А в законе «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», на основании которого власти могут блокировать сайты, нужно ввести ссылку на эту норму.

От бездействия ВИЧ-диссидентов все чаще страдают дети. По действующему законодательству врачи не имеют права оказывать помощь ребенку, если родитель не дал согласие. В таком случае они могут лишь обратиться в суд, что может занять довольно много времени, и пока не получено решение суда, ребенок не будет получать медицинской помощи. Чтобы защитить их здоровье, эксперты предлагают дать медучреждениям права в подобных случаях оказывать помощь детям ВИЧ-диссидентов в принудительном порядке. Этот пункт также вошел в резолюцию, которая была представлена вице-премьеру Ольге Голодец.

Заведующий педиатрическим отделением Московского областного центра СПИДа  Евгений Смирнов рассказал, что в последнее время случаев отказа родителей от обследования и лечения детей стало больше. Исходы бывают разные.

— Был случай, когда мы обратились в суд, чтобы мать ограничили в родительских правах, —рассказал заведующий отделением. — Она скрывалась от медиков и органов опеки, отказывалась от обследования ребенка, несмотря на тяжелое состояние его здоровья. Суд принял нашу сторону и ограничил ее в правах, но она уехала на Украину. Через некоторое время женщина скончалась, потому что сама не лечилась. Сейчас отец привез ребенка, и мы начали его лечить. Были и случаи, закончившиеся трагедией. Бабушка, на которую была оформлена опека над инфицированным ребенком, читала диссидентскую литературу, приходила в центр и устраивала скандалы, не верила в само существование вируса. Мы очень долго боролись с ней за жизнь ребенка, но, к сожалению, спасти его не удалось.

В июне 2016 года умерла Эльмира Л. из Самары. Она также была в рядах диссидентского движения. Лекарства не принимала, так как считала, что они приносят вред. Своего семилетнего сына, который был инфицирован при рождении, также отказывалась лечить. «Мы стоим на учете в СПИД-центре, — писала она 17 декабря 2014 года в диссидентском сообществе, — Эти уроды хотят посадить его на терапию. Я отказываюсь, не хочу убивать малыша. Могут его у меня забрать?» Впоследствии у молодой женщины развился туберкулез с легочным кровотечением. Через месяц после ее смерти в больнице умер ее ребенок, которому был поставлен аналогичный диагноз.

Источник: medportal.ru

Добавить комментарий